Как отправиться в другую страну с маленьким ребенком?

До того, как у нас появилась дочь, мы объехали с фототурами и путешествиями более 50 стран, некоторые из них по 3-4 раза. Теперь в нашей жизни есть маленькая дочь. И мы путешествуем вместе. Конечно, это потребовало от нас пересмотра стратегии и тактики и в отношении путешествий, и в отношении родительства. Подробно наш опыт описан в блоге Путешествуем с детьми. Лена Павлова и Саша Чистов. Путешествия с детьми

Специфика наших путешествий с детьми

Чтобы рассказать об этом опыте Елена Павлова выступила в прямом эфире на радио "Русская служба новостей" в шоу "Через вселенную", ведущая - Наталия Троицкая. Разговор был посвящен теме подготовки и проведения путешествий с маленьким ребенком. Были затронуты вопросы: Нужно ли ребенку путешествовать?, Как его готовить и готовиться самим?, Что делать родителям?, В чем отличие путешествия с ребенком от путешествия взрослых?, Помнит ли и воспринимает ли ребенок свой опыт?, Что дает совместное путешествие всей семье? Лена Павлова ответила на эти и многие другие вопросы. Здесь можно послушать запись:
  1. Мы стремимся путешествовать так, чтобы было интересно всем - и ребенку, и родителям.
  2. Мы стремимся в путешествии быть единой командой, чтобы ребенок был доверенным лицом, человеком, которого слушаешь и с которым можно договориться.
  3. Мы стремимся узнавать в путешествии свою дочь.
  4. Мы не считаем, что изоляция и замкнутый образ жизни матери полезны для психики для ребенка. И не считаем, что воспитание в "парниковых" условиях квартиры полезно для здоровья ребенка.
  5. Мы стремимся применять те технологии родительства, которые ведут к сближению с ребенком и облегчают наш путь. Это ношение на руках, высаживание, совместный сон, грудное кормление, естественный иммунитет, внимание к сигналам и много других.

Родительство. Что читать? Наши отзывы

В первые недели жизни нашей дочери, когда она все свое время проводила на руках и груди, у нас было множество времени читать. Но читать об отвлеченных понятиях в это время как-то странно, поэтому читали про детей. У нас возникла идея написать субъективные и авторские отзывы на лучшие из этих книжек, ну и дать в едином месте (здесь) некоторый их перечень, чтобы свести воедино источники наших размышлений и выборов в области родительства. Здесь будет список. Перечень НЕ В ПОРЯДКЕ ЗНАЧИМОСТИ, значимость будет ясна из наших отзывов.

  • 001 Гордон Ньюфелд, Габор Матэ. Не упускайте своих детей.
  • 002 Роберт Мендельсон. Как вырастить ребенка здоровым вопреки врачам.
  • 003 Жан Ледлофф. Как вырастить ребенка счастливым. Принцип переемственности.
  • 004 Уильям Сирз, Марта Сирз. Ваш малыш от рождения до двух лет.
  • 005 Ингрид Бауэр. Жизнь без подгузников!
  • 006 Сью Герхардт Как любовь формирует мозг ребенка?
  • 007 Улла Кислинг. Сенсорная интеграция в диалоге.
  • 008 М.В. Трунов Первый год - первый опыт.
  • 009 Александр Коток. Прививки в вопросах и ответах для думающих родителей.
  • 010 Евгений Комаровский. Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года.
  • 011 Эми Чуа. Боевой гимн матери-тигрицы.
  • 012 Франсуаза Дольто. На стороне ребенка.
  • 013 Лизель Полински. PEKiP. Игра и движение. Более 100 развивающих игр для детей первого года жизни.
  • 014 Памела Друкерман. Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
  • 015 Ирина Рюхова. Ваш грудничок старше года.
  • 016 Карлос Гонсалес. Целуйте меня. Как воспитывать детей с любовью.
  • 017 Януш Корчаг. Уважение к ребенку.
  • 018 Скрипалев. И снова холод полюбить.
  • 019 Никитин Б.П., Никитина Л.А. Мы, наши дети и наши внуки. 1-2 том.
Итак,
001 Гордон Ньюфелд, Габор Матэ. Не упускайте своих детей.
Книжка вязкая, читается муторно и долго. Она есть в свободном доступе в сети. Читать (с нашей точки зрения) ОБЯЗАТЕЛЬНО. Вобще-то она про подростковый возраст, да еще написана канадцами, но актуальна у нас и с рождения, т.к. детально рассказывает про то, как и когда формируется и как и когда разрушается привязанность, приводящая к разрушению связей детей с родителями, которое уже никогда не будет восполнено (а разрушаться привязанность начинает в год, с ходункового возраста). Коротко суть. Сейчас подростковый возраст другой, чем был в нашем детстве. Культура провоцирует разделение поколений (сети, маркетинг, за сознание подростков борются и им специально управляют). Сами дети в зрелых людей не вырастают, застревают в инфантильности, превращаются в "вечных потребителей" или хуже того. Это отдаление не является ни необходимым, ни неизбежным. Но сближение сейчас не в тренде культуры. Если мы хотим чего-то другого чем разделение и (в итоге) полный разрыв (кроме отношений спонсирования), нам нужно действовать вопреки тренду культуры. Формировать вокруг ребенка своего рода "деревню привязанностей" - значимые отношения с собой и другими взрослыми (бабушками, дедушками, друзьями, воспитателями, учителями, инструкторами, врачами). Выбирать только тех воспитателей и учителей, с которыми мы дружны или могли быть дружны лично (ну как минимум интересных нам). Формировать отношения семьями, где взрослые и дети общаются друг с другом, а не на отдельных территориях. Искать таких друзей, которым это интересно (результатом нашего личного поиска является это сообщество). Искать возможность быть с детьми не только в бытовых ситуациях, но и в рабочих или на отдыхе, где общение происходит в интересной, сложной среде. Занимать во этом всем активную позицию, иначе умный дядя маркетолог, разработавший "Монстер Хай" их под свое крылышко быстренько приберет. И видели тогда наши дети наши кошельки, а не нас как таковых. Ну может и бог с ним, да только не созреют они сами по себе, а мы им особенно нужны именно потому, что сейчас общество подталкивает к разделению.
002 Роберт Мендельсон. Как вырастить ребенка здоровым вопреки врачам.
Читать всем. Книжка есть в свободном доступе в сети. Это пример гражданской позиции. Автор - американский (!) врач-педиатр с 30-ти летней практикой. Мендельсон пишет вещи на столько честные и спорные, что удивляешься, как его вообще не убили. Привожу в пример мысль, вызвавшую у меня лично (Лена Павлова) больше всего размышлений: "Человек должен родиться, родить и умереть дома". Сам доктор выполнил свой тезис в последнем пункте, а его дочери рожали дома. Он пишет про эффекты избыточности и вреда врачебных вмешательств (пишет в стране, где новорожденным какое-то время назад на всякий случай удаляли аппендексы и крайнюю плоть в гигиенических целях). Пишет про отрицательный эффект плановых врачебных осмотров. Пишет про придурошность подхода, когда вирусные заболевания лечат антибиотиками (это не работает). Пишет про вред прививок и побочные эффекты от них. Но, главное, он пишет про то, как определить когда болезнь не опасная (и вылечить ее дома) и признаки того, что болезнь опасная (и врач необходим). Сам Мендельсон считает, что медицина очень неплохо работает с опасными болезнями детей и совсем не умеет работать с неопасными (и со здоровыми детьми также не умеет). Респект Мендельсону, книжка замечательная, читать и перечитывать.
003 Жан Ледлофф. Как вырастить ребенка счастливым. Принцип переемственности.
Книжка есть в свободном доступе в сети. Читать рекомендуем всем 3 и 4 главу. Культовая книжка, написанная в 60-е, в эпоху рассвета хиппи (это надо учитывать). Написана бывшей моделью, отправившейся в Венесуэлу к индейцам и описавшую традиционное "выращивание" детей в изолированных племенах. Книга изменила общественное мнение, имела невероятный успех, породила волны последователей. Дальнейшая детализация подходов Ледлофф у других авторов более приближена к современным обществам и сегодняшним реалиям. Но 3 и 4 главу надо читать всем. Приготовиться рыдать и плакать. Это драматически написанный, очень грамотный текст, после которого НЕВОЗМОЖНО положить ребенка в коляску. Невозможно закрыть дверь и уйти, если он плачет. Невозможно не взять его на руки, когда он этого попросил. А, ну и грудью не кормить, конечно, невозможно. В общем, спасибо Ледлофф, что мы не воспитываем детей так, как было принято в жесткие 70-е, когда все делалось против того, чтобы у матери был крепкий материнский инстинкт.
004 Уильям Сирз, Марта Сирз. Ваш малыш от рождения до двух лет.
Труд всех времен и народов. Книжка есть в свободном доступе в сети. Педиатр и медсестра с 30-ти летним стажем, в том числе родители 8 детей. Читать рекомендуем введение (оно прекрасно для собственного чтения и для подсовывания свекрови). Остальное - листать в качестве настольной книги. Мне (Лена Павлова), чтобы осилить эту книжку целиком потребовался месяц (конечно, с перерывами на другие). Разделы про роды, медицину, подгузники и пеленки на мой вкус довольно "отсталы". Но в остальном есть много прекрасного. Первое, однозначно вызывает уважение собственная родительская позиция Уильяма и Марты. Они воспитали 8 детей, в том числе одну "с повышенными потребностями", одного с синдромом Дауна и одну приемную дочь. Как говорил сам Сирс: у меня не было детей и было 8 теорий как их воспитывать. Теперь у меня 8 детей и ни одной теории как их воспитывать. Так что это для тех, кто не любит категоричности - у Сирсов ее нет. Второе. Он лукавит, теория у него есть. Это "подход сближения" (прекрасно описанный во введении) и этот подход безусловно вызывает симпатию. Здесь речь идет об обустройстве комфортных родов, грудном вскармливании, ношении в слинге и на руках, совместном сне, внимании к сигналам и некотором другом. Третье. Прекрасно описаны конкретные возраста, новообразования, а также игры и занятия на каждый новый возраст. Ну и, наконец, четвертое. Тысяча мелких полезностей. Типа дать годовалому ребенку обсосать куриную косточку (видела как это работает, развлекуха на час как минимум) или как лучше летать самолетами. Кстати, очень популярно объясняет, почему ребенка НЕЛЬЗЯ оставлять плакать одного. Упоминаем обязательно, ибо фундаментальный труд.
005 Ингрид Бауэр Жизнь без подгузников!
Обалденная книжка, она есть в свободном доступе в сети. Рекомендуем читать всем с детьми до года, в том числе тем, кто уже использует подгузники. Чтобы не было потом мучительно больно... Мы начали читать ее на 8-ой день жизни дочери, когда в ответ на то, что дочь какает 4-х зарядными и мы успеваем 4 раза одежку поменять получили от нашей акушерки смешливое "высаживать нужно". И мне (Лена Павлова) было потом мучительно стыдно за первые 8-мь дней. Нет, подгузники мы на нее одеть за это время не успели (как на себе представили - тошно стало). Просто когда дочь ворочалась по ночам, мы ее за это припеленать пытались. А она, бедняжка, всего лишь не хотела ходить в туалет под себя... В общем, книжка про чувствительность к сигналам ребенка и про язык понимания ребенка. Высыживание на этом пути - один из процессов тренировки в том самом взаимном понимании и сближении, когда можно тревожному ребенку пошептать на ушко что-нибудь и он успокаивается мгновенно, зная, что его поймут. И начинает стремиться к тебе на встречу, всеми фибрами подавая сигналы и встречая твои. Ингрид Бауэр написала свой текст с огромной любовью к своему (второму) сыну и это чувствуется и разительно отличается от других текстов. Например, когда читаешь "главного идеолога" движения естественного родительства Ледрофф, то сомневаешься, что у нее вообще когда-то были свои дети. Ледрофф пишет с сочувствием и уважением ко всем на свете малышам (отсюда большая категоричность). А Бауэр - к своему конкретному сыну (отсюда неимоверная гибкость). Бауэр научила нас наматывать голую малышку в слинг на себя на голое тело и ходить так по дому и улице. Научила не стесняться гладить и целовать ее по миллион раз на дню. Научила никогда не отказывать малышне в ручках и помощи. Научила, какими могут быть более сложные сигналы, которые трудно различить. Еще один "плюс" этой книжки: мы поняли, что в России с родительством не так уж и плохо (в отличие от Европы и Америки). Что наши родители еще помнят "традиционные" подходы и это значит, что в России некоторые действительно классные технологии (типа "высаживания") еще не были прерваны. Русской женщине легче научиться высаживать ребенка, чем европейке. Пока еще. Пока еще мы в большей степени инстинктивные матери. Наверное, у меня лично (Лена Павлова) просто рука не поднялась бы использовать подгузники и без Ингрид Бауэр, глядя на обилие в аптеках и детских магазинах косметических средств по уходу за воспалениями и опрелостями, я понимала какие доходы извлекает фармацевтическая отрасль из первичной лени родителей. Но с Ингрид Бауэр считывание сигналов стало более простым. При этом базовые правила высаживания (известные каждой нашей бабушке): до и после прогулки, до и после сна, до и после кормления - никто не отменял. Для путешествий это означает возможность договориться с ребенком и попасть в страны, где до сих пор не купить подгузников. Хотя таких стран уже становится меньше, но они остаются. И мы планируем там бывать!
006 Сью Герхардт Как любовь формирует мозг ребенка?
Нам не удалось найти эту книгу в сети в удобном формате, пришлось купить. Книжка представляет собой попытку рассказать о научных исследованиях в области раннего младенчества научным языком. Самое важное в ней: 1) То, что в первые полгода формируются механизмы реагировать на стресс (гормон - кортизол). Что родители здесь значат больше, чем природа и что ребенок не может изначально сам себя регулировать. Что если поместить ребенка в неблагоприятную среду, то расплачивается он за это всю жизнь. Стрессы ребенку нужны (чтобы тренироваться), но должен быть механизм реагирования: активное действие и релаксация. Вот именно эти механизмы и должны за ребенка делать родители, чем быстрее, тем лучше, а вообще-то всегда. Важно, чтобы они были рядом и были спокойны, когда помогают ребенку (чтобы не заводились на его крик). И не пытались его избегать. И не впадали в истерики сами, а если что случилось, не прятали в себе, а делали адекватное действие для исправления и успокаивались. Ребенок в это время еще и умудряется типовые схемы реагирования на стресс "набирать". А отсутствие матери всего на 5 часов в неделю (если ее не заменяет другой ЛЮБЯЩИЙ взрослый) приводит к необратимым последствиям в базовых опорных механизмах реагирования на стресс. 2) Далее в 6-18 месяцев активно формируются синаптические связи мозга. Формируются в ответ на позитивную стимуляцию. Чем больше ребенку будет улыбаться и радоваться мать (и иметь обстановку благоприятную для этого), тем выше будет его пожизненный социальный и эмоциональный интеллект. Адекватней будет в жизни, если по простому. И еще одно. Не любим в отзывах цитировать, но тут процитируем: "Ребенок мало что может сделать, если взрослые не отвечают на его протесты и плач, кроме как пытаться не чувствовать или "притвориться мертвым". Короче, если истерит и орет, то нельзя запереть его в отдельную комнату и ждать, когда само пройдет. Потому что что-то в его мозгу в этот момент необратимо умрет. А нужно быть рядом, не беситься и спокойную опору дать. И энергию сбросить помочь (уж не важно как - гимнастика там, ванна или бесконечные "ручки"). В общем, если вы прочитали Жан Ледрофф, Сирсов или Ингрид Бауэр, то эта книжка вам уже не нужна. Проблема в том, что те, кому действительно нужна ЭТА книга, ее никогда читать не будут. Любите детей, пока есть такая возможность. Скоро они вырастут и вам будет этого не хватать.
007 Улла Кислинг. Сенсорная интеграция в диалоге.
Подзаголовок: Понять ребенка, распознать проблему, помочь обрести равновесие. Книга есть в свободном доступе в сети. Книга необычная. Первая половина - введение понятий, несколько затянутое. Кислинг рассматривает три системы организма: вестибулярную, опорно-двигательную и тактильную (кожную чувствительность). Рассказывает, чем черевато чрезмерное или недостаточное развитие каждой из систем и говорит о роли первого года в становлении каждой из них. Дальше самое интересное: идут кейсы (около 10 случаев) терапии. Кейсы о детях подросших, в основном от 1,5 до 9 лет. Интересно, что большинство проблем этих детей решается Уллой через обращение к недополученным опытам первого года жизни (например, ползанья или паданья и приземления на попу, или опыта поваляться в шарах, обмазаться кремом с головы до ног, пососать бутылочку с соской или спрятаться в гамаке). Интересны решения Кислинг в отношении обстановки детской комнаты. Они неожиданны. Понятно, что там должно быть где лазить, кувыркаться, прятаться. Но есть парадоксальные вещи. Типа: зачем ребенку кровать, он будет стукаться о ее углы, лучше пусть спит на матрасе. Зачем ребенку письменный стол, ему все равно довольно вредно сидеть, да он и в школе будет сидеть больше, чем нужно, пусть делает уроки с мамой на кухне, а в его комнате будет больше места для игр (подвижных). Обязательные атрибуты детской комнаты - садовая пластиковая бочка для воды (там ребенок успокаивается, делает себе "гнездышко", качается или просто приходит в себя) и гамак, подвешенный или петлей, или за две разные опоры (предпочтительнее). Должны быть маты и подушки, из которых можно "нагородить" себе домик, ну и так далее. В общем идей хороших много. Чтобы ребенку было легче сформироваться и выразить себя через движения. Книжка полезная. Особенно рекомендуем заумным родителям заумных детей.
008 М.В. Трунов. Первый год - первый опыт.
Книжка доступна в сети для свободного скачивания. Книжка в общем то уникальная. Это одухотворенный, философский подход к рождению ребенка, принципиально отличающийся от объектного отношения типа "ребенок - чистый лист", что воспитаешь, то и получится. Ээ, нет. Ребенок - одухотворенное существо, приходящее в этот мир со своими собственными ожиданиями и предназначением. Надо понимать, кто приходит и понимать, что он не лучше и не хуже и по крайней мере ничем не меньше одухотворен, чем его родители. Очень остро Трунов "проходится" по мотивации рожать детей незрелыми взрослыми и вообще подходу, где ребенка "заводят" для себя. Нет, его не заводят. По крайней мере не так буквально все. Притяжательное местоимение "мой" (ребенок) тоже кощунственно и не совсем по сути уместно. "Я мать этого ребенка", длинновато звучит, но более точно. Он пришел к этим родителям ради того, чтобы они помогли ему прожить его собственную жизнь. Далее. Установка обращаться с младенцем как с хрустальной вазой. Установка помещать его в нечеловеческие (искусственные, обедненные, чрезмерно тепличные условия). Условия, похожие на нахождение в изоляторе. Условия, которые, если задуматься, было бы не просто пережить взрослому человеку и которые переживает младенец, именно потому, что он младенец (очень сильный и адаптивный на момент своего рождения человек). В общем, за автором подход, который он называет "осознанным" родительством. В модном сейчас "естественном" родительстве все процессы (копмление, высаживание, сон) стремятся проводить по требованию и позволить ребенку расти, не сильно вторгаясь в его иммунные и психологические особенности. В "осознанном" родительстве речь идет о другом: каждое решение (лечить ли, как лечить, как и где рожать, как растить) родители принимают как решение. То есть не следуют слепо за привычкой, традицией или модой, а принимают его на себя, думают о нем. Получается подход, требующей смелости, а иногда даже гражданской позиции. Красивая книжка, после нее другие какое-то время трудно читать (т.к. сильно проще они).
009 Александр Коток. Прививки в вопросах и ответах для думающих родителей.
Эта книжка общедоступна в сети и у нее было уже несколько изданий. С нашей точки зрения ее просто необходимо прочитать ВСЕМ, в том числе даже тем, у кого нет собственных детей. Книга развенчивает много устоявшихся мифов, главный - о пользе поголовной вакцинации. Мы стали ее читать, т.к. накопили некоторый "фон" критических мнений по этой теме и решили разобраться детально, если прививать, например, выборочно, то от чего и с какими рисками. Прочитали... Потом поискали других авторов по теме. Тоже прочитали. Поскольку чтение совпало с девятым месяцем первой беременности, то выборочно читали целыми страницами текст для бабушек и дедушек (вопрос о потенциальном отказе от прививок детей нашей семьи был тревожным для всех). В общем при внимательном изучении вопрос о прививках вызывает ШОК. Автор убедительно показывает, почему и как был внедрен миф о пользе вакцинации, кому он был выгоден, кому он выгоден сейчас и почему почти никакой врач не посоветует от прививок отказаться, даже если он не првивает своих детей. Он рассказывает, какие есть систематические сбои в проведенных исследованиях об эффективности прививок. Рассказывает о побочных эффектах. Рассказывает о недостаточном внимании последствий вторжения в иммунную систему человека и чрезмерном упрощении понимания того, как организм работает и защищается. И ставит вопросы. Почему прививают от 10-15 инфекционных болезней, а не от всех 200 наиболее распространенных? Почему новорожденных прививают от Гепатита В, которым у них нет никаких шансов заразиться? Или от столбняка, которым есть шанс заразиться у детей старшего возраста или пенсионеров, а не в первый год жизни? Почему врачи затрудняются правдиво диагностировать болезни привитых детей? Кто кому опаснее - привитый ребенок непривитому или непривитый привитому? Откуда такой сумашедший рост аллергических, иммунных заболеваний, а также расстройств поведения у школьников? Что еще можно "подхватить" вместе с прививкой, сделанной из тканей животных или абортированных тканей? (откуда у людей в раковых клетках находят вирусы обезьян) Токсичны ли вещества, содержащиеся в прививках и каковы последствия их воздействия на мозг и организм в целом? Почему у нас разрешены некоторые вакцины, уже запрещенные на Западе? Ну и после всего этого - почему это все еще делают с нашими детьми (кому это выгодно)? В общем, читать всем.
010 Евгений Комаровский. Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года.
Книга есть в свободном доступе в сети. Как и частично совпадающая по содержанию, но сильно расширенная книга Комаровского "Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников". Надо учитывать, что Комаровский - это бренд и бренд раскрученный, со всеми вытекающими последствиями (он лоялен официальным точкам зрения, причем подчеркнуто лоялен). В вопросах родовспоможения, прививок, подгузников, лекарств, да и в вопросах воспитания, например. Тем не менее, это любопытный автор, если требуется эту официальную точку зрения изучить (в жизнеутверждающем варианте). Мы с Комаровского начали. Главное - им не закончить. Потому что как только вникаешь в нюансы, появляются более сильные альтернативные решения в каждом перечисленном случае. С нашей точки зрения, важнее безусловно Бауэр и Ледрофф, чем весь Комаровский вместе взятый. Про что есть прекрасные моменты, так это про "здравый смысл". Комаровский рассуждает про то, как без лишнего напряжения воспитывать ребенка, если не кому помочь. Как не загнаться при этом. Как сохранить расслабленную обстановку в семье. Большинство вопросов он решает в интересах родителей (не ребенка) и открыто говорит об этом. Мы пошли дальше и с этим не согласились. Но что безусловно понравилось: температурный режим (впрочем о нем можно также детально прочитать и у Никитиных). Аргументы для бешеных бабушек (на улицах), стремящихся укутать чужого ребенка, которого в 26 градусов тепла вы почему то вынесли раздетым (без носков и шапки). Или взяли младенца на дачу, в машину, поезд, самолет. О, ужас! Аргументы в пользу физических нагрузок в младенчестве, купание в большой ванне (спасение и аттракцион одновременно в первые три месяца, пока еще рано купаться в бассейне), трезвое отношение к закаливанию, сон на балконе (у нас получилось, но выбрали мы сон в слинге - дочь слишком бысто растет, было жалко пропускать бесценные моменты ее младенчества), да и вообще анти-фанатизм. В общем читать критично, улыбаться и выборочно пользоваться. С чем мы примириться не смогли. Подход в отношение первой недели жизни: расслабьтесь, смиритесь, ребенок не ваш (в роддоме), будет ваш всю оставшуюся жизнь, еще наиграетесь. Не-а, так не пойдет! Наш! Эти минуты-часы-дни нельзя потерять! Ни за что!
011 Эми Чуа. Боевой гимн матери-тигрицы.
Книжку можно найти в сети в бесплатном доступе в сети. Одиозная книга, провокативная, написанная специально, чтобы стать поводом обсуждений и скандала. Мы, когда ее увидели, было обрадовались! Это же обалденная идея - можно изучать стили родительского воспитания не только индейцев таурипан (как у Ледрофф). Можно изучать стиль воспитания каждой новой страны, где путешествуешь! Понять японцев, монгол, масаи, индусов и других... это же бесконечная тема. Русские лучшие системы, конечно же. Мы кстати в мире очень даже ценимся! У нас не все забыто и много хорошего сейчас восстановлено. Ну и отрезвил нас, конечно, Китай! Книжка написана о профессорской американской семье, где мать - китаянка, а отец - еврей (автор уверяет, что это очень характерное сочетание для американских университетов сегодня). Начинаешь читать и возникает ступор. Основной вопрос, на который отвечает автор (мать двух "героических" дочерей): почему китайские мамы "делают" американок в Америке. Дисциплина, никакой свободы, никаких поблажек. Труд и работа ежедневно безостановочно. Исходное наблюдение следующее: лучше всех живет второе поколение эмиграции (это правда не только для эмигрантов в другую страну, но и трудовых мигрантов в другие города). Первое поколение пашет до седьмого пота, их дети получают хорошее (лучше, чем у родителей) образование, делают карьеру и пашут в десять раз меньше, имея при этом значительно больше (к этому поколению автор книги относит себя). А дальше начинается упадок. Выросшее в достатке "третье" поколение оказывается ни к чему не способно, деградирует, ведет растительную, ничем не примечательную жизнь. Как же этого избежать? Более общий вопрос: как избежать упадка детей в хорошо обеспеченных семьях? Автор дает свои нешуточные ответы. Читаешь со скрипом в душе, постепенно понимаешь, что все это фарс. Что содержание откровенно провокационно, а если убрать из него провокационность и оставить суть, то в подходе есть зерна истины. Например, как проводя определенную "политику" идти в этом до конца и что из этого выходит (ничего так себе результаты, кстати). По крайней мере, китайские дети не бросают на старости своих родителей. С нашей точки зрения, книжку читать стоит тем у кого все в порядке с чувством юмора и крепкими нервами.
012 Франсуаза Дольто. На стороне ребенка.

Книжку можно найти в сети в свободном доступе, в неудобном формате с многочисленными опечатками, или купить (есть издание 2013 года). Через книжку нужно "продраться", она написана в непростой форме вопросов-ответов, где вопросы - анонимные, да еще и заумные. А вот голос ответов (Дольто) - звонкий и авторский. Интересующие нас вопросы находятся в главе про безопасность (глава 4 часть 1). Суть в том, что изгоняя естественные (оправданные занятиями) опасности из игр детей (чрезмерная страховка, выхолощенные игрушки), взрослые толкают ребенка на путь, где он теряет вкус к жизни, впадает в депрессию и начинает "вляпываться" в идиотские чрезмерные опасности без всякого смысла. Инфантильным взрослым нужны еще больше инфантильные дети, чтобы их контролировать.

Про путешествия: "В европейских странах ребенок сейчас более подвижен, чем его бабушки и дедушки в том же возрасте. Он больше ездит, слышит больше разговоров о путешествиях, видит изображения далеких стран, но в то же время гораздо хуже знаком с природой. Городская жизнь не учит его, что такое земля, времена года, небо, звезды, место человека в мире. Географическое расширение требует более богатой социальной жизни, к которой его не приобщают. Ребенок слишком долго остается замкнутым в семье. Если сравнить путешествия пятидесятилетней давности, которые были реже, но приносили больше неожиданностей, с теми поездками, которые мы совершаем в наше время, то ребенок ничего не выиграл. Во время путешествия для него все подготовлено, все разжевано. Едет ли он в автомобиле, летит ли самолетом, он остается в своем коконе. Раньше он участвовал в гораздо менее быстром и менее комфортабельном путешествии, в котором были отдельные перегоны, был риск аварии. Теперь же заточение просто переносится из одной точки в другую... Ребенок во время путешествия находится теперь в точности на том же уровне опыта, что и взрослые, не считая того, что дети не знают как добыть документы и деньги. Но безопасность, даруемая удостоверением личности, весьма относительна. Если поезд остановится, взрослые, как и дети, теряют голову. Это лишает путешествие воспитательной ценности... Ребенок может обрести автономию, если родители поделятся с ним своим знанием... Ведь все, что касается передвижений по городу, дети знают не хуже взрослых : чуть не с трех лет они умеют пользоваться и автобусом, и метро. Но что поделать, если взрослый только и думает о том, как оставить ребенка без пространственной свободы, лишить его права на инициативу, на свободу передвижения..."

Сама Дольто отпустила своих сыновей в 13-16 лет в самостоятельные путешествия в другие страны. Наверное, это хороший критерий вписанности в мир. При таком подходе можно полагать, что в 16-17 человек сможет делать жизненно важные решения, например, выбирать себе специальность. Но для этого он должен в год знать, что опасно, а что нет на уровне квартиры или дачи, сам решать, когда он голоден, устал, замерз. В три года иметь свободу передвижения на уровне садового товарищества или деревни. В 7-10 самостоятельно ходить в школу, где дорога занимает 15-30 минут (а не ездить на машине от двери к двери) и (например) самостоятельно делать уроки, в 13 лет - уметь доехать до другого города или свободно перемещаться по Москве ну и так далее. Последние 5 предложений - наше продолжение мыслей Дольто. У нее много своих. Приготовьтесь ругаться с ними в своей голове, если будете читать. Или водить ребенка за ручку не только в школу, но и в институт, если продолжать в той логике, которая принята в воспитании сейчас. Дольто прогрессивна, она рассуждает об информационных технологиях, изменении мира. Жаль, что ее книга написана в конце 80-х (у нее есть более позднее продолжение про подростков "На стороне подростка"). Если бы она писала сейчас, она бы попыталась осмыслить, что происходит, когда у ребенка в руках появляется планшет и интернет. Нашла бы что-то хорошее и в этом, вместо того, чтобы спускать все как у всех или, напротив, замыкаться в гетто, которые без этого живут. Ну ладно, тем интереснее нам, понять как в 2010-е интересно жить.

Большая часть мыслей про ранний опыт созвучна Ледрофф и Сирсам. Новое: Дольто особенно настаивает на том, что с ребенком нужно говорить (много примеров на эту тему во второй и четвертой части, там вообще много чудес описано про разговоры с младенцами, пробовали - получается). Настаивает, что он понимает (интуитивно) смысл слов взрослых, причем на любых языках. И что нужно "следить за языком", когда присутствует младенец. Например, приходящий с работы злой и неудовлетворенный папа в подростковом возрасте не страшен ("Сын, я думал, что справлюсь, но конкуренция стала больше и я сдаю, это ничего, ты пробуй, у тебя может получится!"), а вот в младшем детстве и младенчестве будет воспринят некритично и "съеден" как единственно возможная модель жизни ("зачем работать, если будешь злым и несчастным?"). Поэтому, если отец на работе преуспел, но выгорел, болен и полностью эмоционально развалился, то "пострадают" от этого именно младшие дети, которые некритично воспримут свои перспективы в мире как безнадежные. Ну и в таком духе. Еще из интересных мыслей. Мозг младенца намного полней используется, чем мозг взрослого человека и "обучение" первых лет заключается не в том, чтобы освоить новое, а в том, чтобы "отсечь лишнее" (упроститься). Вот оно оказывается как!

По третьей части. Очень спорные модели внешнего регулирования семей и отдельного проживания детей. Особенно спорные французские модели обучения "каждому по мерке", призыв отказаться от унифицированного образования и перейти к более свободному, подстроенному под ритм ребенка. Все бы хорошо, но читать рекомендуем вместе с Кара-Мурзой "Манипуляция сознанием", там есть критический анализ таких форм обучения и рассмотрение привычной для нас академической общеобразовательной школы "университетского типа" (всех учим абстрактному мышлению, логике, формирующим логическое мышление предметам и формируем единый костяк). Это нужно читать тем, кто думает о домашнем обучении как альтернативном школьному. Все остальное рекомендуем читать в паре с книжкой "Не упускайте своих детей" Гордон Ньюфельд, Габор Матэ. Последнее особенно важно, т.к. тут речь идет об автономии, там - о привязанности. Переклинишь в одну из сторон, будет очень не желательно. А совместив можно пробалансировать по своей собственной траектории, где ребенок будет привязан к родителям, их друзьям и бабушкам-дедушкам, но при этом готов к жизни, аутентичен и самостоятелен. Читать неравнодушным!

013 Лизель Полински. PEKiP. Игра и движение. Более 100 развивающих игр для детей первого года жизни.
Книжка есть в свободном доступе в сети. Подход, исторически пришедший из Германии (хотя сама описываемая программа PEKiP - Пражская). Описывает конкретную школу PEKiP, с конкретными правилами. По сути - это структурированные группы встреч для родителей с детьми до года, существующие постоянно. То есть одни и те же родители с ребенком раз в неделю ходят на встречи в течение года, где играют вместе. Много посвящено самой школе, что для нас, естественно мало интересно. Интересны некоторые принципы в их подходе и, конечно, игры. Что показалось задавным и любопытным. В PEKiP принципиально, что дети играют с родителями и больше ничем не занимаются, хотябы 15 минут в день, но только игрой. Принципиально, что ребенок при этом голый (видимо больше никогда ему голым быть в Европе не приходится). Принципиально, что они делают это время от времени вместе, чтобы дети "нахватывали" друг у друга движения и новое. Сами игры очень простые. Мама, проводящая с ребенком 24 часа в сутки в первый год, вряд ли встретит что-то новое. Примеры: повесить ребенку игрушки на ниточке, ребенок играет своими ногами, ребенок поворачивается за игрушкой, ребенок карабкается по наклонной доске. Но они полезно разделены по классам: движения, мелкая моторика, органы чувств. На наш взгляд у Сирсов интересных идей "как занять ребенка" все же больше. Тем не менее, мы взяли "себе в копилку" кое-что.
014 Памела Друкерман. Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа.
Книжка есть в свободном доступе в сети. Вообще-то мы не считаем, что ее нужно читать, то есть вреда от нее может быть больше, чем пользы (если мы приводим ряд книг, которые ВАЖНО и НУЖНО прочесть, должен же быть и прототип того, что читать зловредно). Автор - американка, воспитывающая троих детей в Париже. Книга написана в сравнении американские дети - французские, где американские дети и родители показаны нелепо и карикатурно. Американцы на детских площадках так вообще - уроды уродами. Эта часть впечатляет: все, от еды, до привычки взращивать пуп земли, носиться всю неделю по "развивалкам", а потом в результате "сорваться" и посадить ребенка к телевизору, очень живописно. От этого хочется плеваться или смеяться (в зависимости от характера читающего). Тупо-банально-недопонятое использование принципов "естественного родительства" а также "принципов сближения" и других современных моделей приводит к нелепостям и странным эффектам и автору это удалось передать ярко и с юмором. Проблемы возникают с парижским подходом: он написан как журналистское исследование, из вне, с очень ограниченной собственной практикой и похоже недопонят. Написан через детали, а не по сути. И все время кажется, что суть то как раз и не прихвачена или вообще отсутствует, кроме того, что "Ах, как тут в Париже все у всех так восхитительно хорошо!" Автор как будто не замечает как съехали собственные планы и ценности, а замыслы уехали в трам-тарары, ради великой идеи "воспитать француженку и билингвов", отдав их в государственные ясли и государственный детский сад. Поэтому тьфу, тьфу. Читать надо Француазу Дольто, чтобы не было потом мучительно больно за обезьянничанье на французский манер. Из хорошего: несколько страниц про воспитание гурманства и прикорм вызывают желание поглубже изучить тему. Типа: французы знают как привить вкус к еде, в том числе вкус к сортам яблок, любовь к шпинату на всю жизнь, различение вкусов сыра и т.д. В их подходе дети в принципе не могут "не любить рыбу" или что-нибудь не есть, они все пробуют, изучают внешний вид, вкус, фактуру, цвет пищи. Сразу привыкают к сменам из 4-х блюд (с первого года жизни) и так далее. Но не рекомендуем изучать это великолепие по этому источнику, надо искать первоосновы, здесь об этом всего несколько страниц. Продолжаем искать.
015 Ирина Рюхова. Ваш грудничок старше года.
На момент прочтения этой книги нашей дочке был уже год и два. Решили почитать про кормление грудью (по счастью акушерки помогли с первым прикладыванием и проблем не было с молоком, поэтому на ранних стадиях проблем с ГВ не возникало). Но что-то интуитивно подсказывало, что год в этом смысле - это не конец, и даже не начало конца. И пусть нас пошлют на... все те родители, которые считают, что если ребенок может и любит есть сам и может и любит взрослую еду, то грудь ему уже не нужна. Вашему может и не нужна. А нашу дочку мы ни за что на свете не станем этого лишать. Хотя я работаю три дня в ту пору. Но ничего - ездила к дочке домой на обед. Читать взялась, чтобы узнать какие-нибудь приемчики как "облагородить" этот процесс. Ведь раньше я кормила на любой лавочке в парке, в любом кафе (одежды "с секретиками" для этого сейчас найти можно сколько угодно любой). А когда очаровашечка годовасик бросается на маму и разпахивает ей блузку, то окружающие уже не делают милые лица и ужас стоит в их глазах. В книжке, правда, на эту тему оказалось полтора абзаца. Что-то вроде "договаривайтесь с ребенком, чтобы ел, когда вы одни", а договариваться полноценно можно, когда ему где-то 1,5 года. Но зато все остальное заставило с удовольствием книжку от начала до конца прочитать. И если я раньше думала, что буду кормить ну как минимум года полтора, то теперь понимаю, что вероятно это будет дольше раза в два. Почему? 1. До года он ест. После года - общается с мамой. Удовольствие в этом есть. И радость (для двоих). 2. До года в молоке питательные вещества. После года - иммунный фактор, стволовые клетки. Сотни уникальных природных полезных веществ. А я то зато с каким удовольствием и аппетитом теперь ем! Получаю немыслимое удовольствие от еды. 3. Мы просыпаемся ночью раза 3-4 до сих пор. Типа пописать, но и конечно немного пососать. Я не знаю, что такое "укачивать ночью". Я не железная. Я ночью хочу спать, я люблю спать. Но, конечно, дочке одной я поплакать не давала ни разу в жизни, это не вариант. Ребенок же норовит либо ночью проснуться, либо спозаранку встать - часов этак в пять или шесть. А я люблю спать до девяти. И в этой ситуации грудь - самый халявный способ дать ему уснуть опять. ЕДИНСТВЕННЫЙ способ, который позволяет маме параллельно просто спать. Не греть молочко на кухне, не ходить, не качать. Или перевесить это на папу, есть такие семьи, для которых это приемлимо. Но извините, грудь - все-таки проще. 4. Это обалденный способ успокоения. Для машины, самолета, поезда, любой дороги. Любого момента, когда ребенок расстроен или устал. Ну и т.д. и т.п. Но это все наверно для вас тоже очевидно? Как для меня теперь. Тогда в книжке есть куча маленьких мелочей. Про кормление, если мама беременна. Про кормление тандемов (двоих разновозрастных детей). Про кормление так, чтобы никто об этом не знал. Про его место, смысл и роль. Про безболезненное отлучение, когда к этому готовы двое. И про мам, которые не были готовы и начинают о кормлении потом скучать. Я была рада, что моей дочке был всего год и что у нас есть с ней несколько чудесных лет. А книжка хорошая, только в сети ее не удалось скачать, пришлось купить. А теперь (поздняя приписка), ей уже два и два. И все остается в силе. Мы пережили все свои зубы без особых проблем и слез. Нас тысячу раз кормление спасало в пути. И я спокойна за здоровье дочки в новых условиях, все-таки у нее есть молоко. Правда в два и два у нее еще появилась возможность об этом рассказать. И это прекрасно. Короче, пока пока мы еще в середине пути.
016 Карлос Гонсалес. Целуйте меня. Как воспитывать детей с любовью.
Наша маленькая дочь растет и мы продолжаем читать о детях. Не так много книжек, прочитанных за последний год, стоят того, чтобы написать о них. Но радует, что такие встречаются. Книжка хорошая и добрая, написана "на стороне ребенка", и все, что обязательно стоит в ней прочитать, находится прямо во введении. Автор четко и крепко разводит два подхода к детям. 1. Что дети изначально плохи и их следует сдерживать и воспитывать, а если этого не сделать, то вырастет маленький тиран. 2. Что дети изначально хороши, четны, отзывчивы, что они не жадны и стремятся сотрудничать, а тот, кто этого не видит, просто слеп и мерит ребенка не той рамкой. Далее автор изящно "разводит" подмены: когда в предисловии некоторых уважаемых авторов написано, что ребенок хорош, а дальше даются советы уставшим родителям, упрощающие контроль, назидание или делающие наказание более эффективным. Или когда вначале автор говорит о необходимости уважать ребенка, а потом о том, что бить или кричать на него можно, только когда он очень маленький и ничего не запомнит. В общем, под эти "двойные стандарты" попадают много уважаемых авторов, в том числе знаменитый в 70-е доктор Спок, которому посвящена целая глава. Гонсалес сам однозначно выбрал себе сторону: "никаких двойных страндартов".   Госалес хорош. Его пассажи про деток в песочницах, мамы которых с угрозами требуют, чтобы они отдали свою лопатку какой-нибудь маленькой девочке, но почему-то отказываются подарить соседнему дяденьке  ключи от машины или свой мобильный телефон, вызывают и смех, и слезы. Смех, потому что точно передают атмосферу московских песочниц ("ни шагу без назидания"), слезы, потому что вызывают к московским песочницам устойчивую аллергию.  Просто прекрасна глава про совместный сон. К двум годам нашей дочери мы совсем перестали обращать внимание, на то, что говорят "обыватели", рассуждающие про такие тонкие материи как "совместный сон", "долгое кормление" или "возможность обучения социальным контактам в детском саду". Но Гонсалес вложил в нашу авторскую смелость пару крепких аргументов. Советуем читать. 
017 Януш Корчаг. Уважение к ребенку.
Время от времени хочется прочитать что-то доброе. На первый взгляд все просто. На второй взгляд балдеешь: почему все просто, но не общеприменимо, почему детей растят вопреки этому всему? Книга написана в 20-е годы 20-века. Очень мало что в ней устарело. До Лиги Грудного он писал "не кормите грудных детей мукой" (это был аналог прикорма в его времена). До Естественного родительства он писал: "Сколько ребенок должен спать? Сколько он спит. Сколько он должен есть? Сколько он ест. Как быстро он должен расти? Так, как он растет. Когда у него должны вырасти зубы? Тогда, когда они у него вырастут. Сколько он должен есть грудь? Сколько он ее ест. И т.д." Это очевидно мамам третьих детей. Но почти все вокруг нас, у кого один или два, пытаются бесконечно все в ребенке исправлять. За полвека до знаменитых идей Ледрофф он писал (осмеивая чрезмерный контроль): "Не знает, сколько и чего ему есть, сколько и когда ему пить, не знает границ своих сил. Стало быть, стоять на страже диеты, сна, отдыха. Как долго? Всегда". Задолго до современного Гонсалеса: "Уважайте собственность ребенка и его бюджет!" Он пишет об очень странных правах: право ребенка быть тем, кто он есть. Право на смерть. Право на сегодняшний день" (не жить ради будущего, когда он вырастет, а жить сейчас). Общая идея многих книг Корчага, что нет взрослых и детей, а есть большие и маленькие люди. И ребенок имеет самобытность от рождения и есть большая мудрость в том, что он стремится делать спонтанно (развивать себя, изучать мир, учиться) и что условная ситуация, когда ребенка можно взять в охапку и заставить делать то, что считается лучшим для него не естественна. Очень хорошая книжка, чтобы помнить себя и не застрять в своей властности, воспитывая детей. Заставляет задуматься, можем ли мы взять ребенка в охапку и тащить за собой по жизни, потому что он родился "с нами в одной лодке" или от рождения должны всегда помнить, что это человек и у него есть своя жизнь.
018 Скрипалев. И снова холод полюбить.
Читали мы эту книжку, если честно, лежа на пляже далеко в Африке. Читали и думали о том, что предстоит вернуться в родные (холодные) края и как бы сделать времяпрепровождение в них более приятным. Книжка старенькая и давно не переиздавалась (хотя сейчас начали переиздали Никитиных, так что может очередь дойдет и до Скрипалева), зато ее элементарно найти и скачать в сети. Короче, помогает книжка. Что в ней понравилось. Есть разные по степени радикальности подходы к закаливанию. Раскритикован в пух и прах подход, когда человек, по уши закутанный в тепло в своем доме и на улице, 5-ть минут в день устраивает себе холодный шок в виде контрастного душа или разового охлаждения. Вместо этого предложен подход, позволяющий впустить этот самый контраст температур в жизнь, в противовес термостатному (излишне укутанному) состоянию, в котором тело никогда не переживает холод. Например, автор советует “раздеться по погоде”. Одеваться именно по погоде, а не избыточно. Не ходить в шапке в +8+10, в зимней одежде - весной, не превращать пребывание на улице в коротки перебежки, давать телу почувствовать холод и согреться, более интенсивно двигаясь. Эти же принципы применить к детям с условием добровольности и удовольствия. Всячески поощрять и провоцировать моменты, когда ребенок выскакивает раздетым (например, на балкон), ходит босиком, снимает сам шапку и рукавицы, скидывает одеяло ночью и т.д. и т.п. В общем поэкспериментировать на эти темы. Есть также наблюдения про жару и адаптацию к ней (что особенно понравилось нам в Африке), а также про закаливающий эффект бани и сауны и про то, как там находиться с ребенком (умеренно, с удовольствием, понимая, что ему и на нижней полке быть полезно и не настаивая на экстремальности). Сам автор в своих экспериментах до экстремальности доходит, например, он рассказывает о своих опытах получасового купания в ледяной воде (с целью увеличения шансов для спасательных работ и демонстрации возможностей организма). Делать это других не призывает. Призывает дать телу диапазон для настройки его возможностей. Рассказывает об обходных маневрах, когда он одевался легче, чем окружающие, но стремился это делать незаметно для окружающих и как провоцировал почаще “выскакивать на холод” своих деток. В общем, книжка из тех, кто позволяет осень, весну и зиму переживать с большим удовольствием даже любя тепло.
019 Никитины. Мы, наши дети и наши внуки. 1 и 2 том.
Ура, мы наконец добрались до Никитиных. Они были так известны и знамениты во времена нашего детства, что я мы как-то робели и оставляли их на потом. Казалось, что это "вещь в себе", целый мир, эгрегор, традиция, которая требовательна и замкнута на самой себе и в которую сложно "не утонув" погрузиться. Ничего подобного. Пишу по мере чтения про первый том "сборника" их работ разных лет, которые собрали, отредактировали, откомментировали и опубликовали к их давно уже выросшие и прекрасно профессионально реализованные дети. Книга понравилась. В первом томе по сути две различных части. Одна - наиболее ранняя публикация начала 60-х, сделанная Никитиным, когда у них было всего двое сыновей (из семи детей, рожденных и воспитанных ими в последствии) и они шли к созданию азов своей системы. Вторая часть - про первый час и первую неделю жизни ребенка, написанная примерно в 80-м. Они очень разные. Начнем по порядку. Примечательное в первой части:
  1. Удивляет, что все, что Никитины делали со своими малышами и что вызывало "бурю эмоций" у окружающих тогда (и вызвало бы сейчас), по сути напоминает "выращивание" ребенка в деревне. Любые родители, у которой нет лишнего времени разводить чрезмерный инфантилизм и лишних денег на смеси и памперсы и "спец" игрушки и устройства, но которая любит своего малыша и хочет быть чуткой к нему, будет стремится делать примерно также. Он будет ползать в трусиках по дому, сам есть, с первого года помогать по хозяйству. Очень естественная в истоках система, противостоящая инфантилизму. Отличия Никитинской системы от обычного деревенского воспитания деревенских детей начиналось позже 3-х лет, когда они решили, что мало "не гасить" раннее развитие за счет освоения окружающего мира, но стали придумывать множество искусственных развивающих методов (снаряды, таблицы, игры) и исследовать их. Таким образом, они смогли "подхвать" хорошо развитый у не-инфантильного ребенка практический интеллект и добавить туда собственно интеллектуальное развитие. Важно, что с первых шагов они думали и об этической стороне дела. Они старались растить не просто здоровых и умных детей, но и детей добрых и заботливых. Похоже, что это у них получилось. И прежде всего за счет собственной ответственной жизни.
  2. Удивляет, что постоянный тон первой части книги (да и второй) - это "сражение". Никитины "сражаются" с осуждением внешнего мира, персонифицированного, например, их собственными бабушками. "Сражаются" за право дать годовасику есть или одевать штаны самому, за право ему самому подтирать за собой лужи и т.д. и т.п. До сих пор удивляет (потому что до сих пор приходиться за подобное "оправдываться" и "сражаться") и кому какое дело и почему такие очевидно обалденно полезные педагогические приемы вызывают столько внешнего внимания и агрессии.
  3. По сути вся педагогическая система Никитиных сводится к тому, что они предельно ответственно старались подходить к каждому своему родительскому шагу и его последствиям. То есть оценивать целесообразность каждого действия, но оценивать ее по эффектам в жизни ребенка, не принимая на веру "заданные" принятыми на тот момент нормами. Это снимает все попытки оправданий - "в наше время такого не было", "так было нельзя", "это было недопустимым" - которые сплошь и рядом можно услышать о воспитании поколения 60-70-х. "Нельзя" было без детского сада (у работающих родителей), без кормления по режиму, без лекарств и препаратов для ребенка и мамы, без стирки пеленок и без много другого. Никитины показали, что можно (сейчас то точно можно, но они показали, что и тогда было можно, что в любое время, в любую эпоху можно). Они и в то время нашли нужную информацию. Они эволюционировали.
Вторая часть книги откомментирована дочерью Никитиных, которая глубоко знакома с проблемами акушерства. Современный взгляд не сильно расходится с выводами Никитиных, сделанными примерно в 80-м году. Удивляет, что к 80-м Никитины знали то, что актуально и сейчас. Они пытались "сдвинуть" с мертвой точки конвеерную систему роддомов. И только на седьмой своей дочери смогли "добиться", чтобы ее через два часа после родов дали матери для кормления, а на первом внуке, чтобы дали приложить к груди сразу после родов (и все родильное отделение собралось на это смотреть: "Надо же, сосет". В общем, они уже могли ставить свои условия к тому моменту, потому что на них смотрела вся страна. Но потрясающе, что в 80-м они прочитали и знали все лучшее, что было в мире на тот момент. Книга жестко "снимает" оправдание людей того времени: "типа тогда информации не было". Кто хотел, тот находил. И последнее про этот том. В конце прекрасное интервью с Аршавским (к сожалению, его нет в электронной версии книги, но есть в бумажной). Интервью 80-ого года. Прекрасные свежие идеи про смысл токсикоза у матери, про беременность, про различение генотипических и фенотипических заболеваний и возможность их скорректировать "правильной" беременностью. Интервью вдохновляет и радует. И ничего, что прошло больше 35-ти лет. Однозначно стоит прочитать.